А был ли мальчик? Пропагандистам прививок нужны детские смерти.

2020-02-28. Автор: Свинка Столбняк. Время чтения: 10 мин.

Миллионы пользователей рунета в середине февраля 2020 г. были потрясены скоропостижной гибелью ребёнка от менингита. Давайте посмотрим как осуществлялось это потрясение.

Введение. Немного теории.

Чтобы лучше понимать описанный ниже пример, желательно проникнуть к вакцинаторам в библиотеки материалов для пропаганды, найти там одну из методичек и посмотреть (с.30), как ВОЗ рекомендует формировать спрос на вакцины.

Теперь переместимся на линию пропагандистского фронта и посмотрим как это работает на примере недавней масштабной атаки отвратительного кровавого пиара.

Первый Акт. Телеграм-чат «Педиатры».

Начинается история в никому не известном телеграм-чате «Педиатры», имевшем накануне в среднем 40 просмотров постов в день.

Почти полночь. Мама заболевшего 4-летнего мальчика не может понять, нужно ли вызывать скорую, и для разрешения этой дилеммы находит и регистрируется в неприметном чате педиатров.

В течение 3 минут (!) несколько дежурных педиатров в унисон дают ей рекомендацию «вызывать срочно!» и быстро ставят диагноз Менингит по симптомам: температура (без указания значения), кровь из носа, сыпь в виде подкожных кровоподтеков. Первый диагноз через 9 минут прозвучал от Пациента 3 (о странных никах потом), но это сообщение с вопросом о больных в саду позже удалили. Еще деталь: мама заходит в родительский чат в WhatApp и узнаёт, что девочка с кружка её сына (ребенку 4 года) лежит в больнице с менингитом.

Далее мама умирающего ребенка ведет онлайн репортаж в том же чате о подтверждённом Скорой диагнозе (молниеносный менингит!), поездке в больницу и нахождении в реанимации. Указывает своё место жительства.

А после смерти малыша опять заходит в чат, чтобы проинформировать и отблагодарить уважаемое сообщество.

И удаляет аккаунт в Telegram. Занавес. Конец Первого Акта.

Перечислим странности на данном этапе:

  • Сам факт обращения в чат. Нужно звонить в скорую, а человек в полночь пишет в некий чат и ждёт ответа непонятно кого.
  • Поставить менингит по таким симптомам… Невероятно. Еще удивительнее то, что никто из педиатров не спросил какая же у ребенка температура: 37,2 или 40,5.
  • Общение мамы в чате в столь стрессовой ситуации, особенно заключительное посмертное сообщение и скоропалительное удаление аккаунта.
  • Грамотности текста мамы в такой ситуации позавидует любой корректор. Тут и буквы Ё на месте, и все пробелы после запятых, и кавычки, и ни одной описки.
  • Мама указала своё место жительства: несуществующий город Рупейки. Есть такая деревня (350 жителей) в Волковысском р-не Гродненской области Беларуси. Мог ли такой грамотный человек назвать свою деревню городом? Есть ли в этой деревне кружки для 4-летних? А разъезжают ли в по Волковысскому району на скорых аж целые врачи? О Беларуси еще ниже.
  • По утверждению мамы, у них на кружке был случай менингита. Но никаких сан-эпид-мероприятий не проводилось. Карантина тоже нет.
  • Сценарий драмы таков, что помочь больному ничего не могло (кроме сами знаете чего). Мама сразу вызвала скорую, врачи боролись за жизнь пациента как могли, но тщетно.
  • Главное. Об этом случае не упоминает ни один серьёзный источник, все ссылки на этот забытый богом чат.

Второй Акт. Запугивающее обращение.

Повод придуман, можно сочинять запугивающее обращение (оно же эмоциональное обращение) для вызова страха и угрозы потери.

В каждом деле нужны профессионалы. И очень важно, чтобы они находились в нужное время в нужном месте. А Ксения Суворова именно такой профессионал. Она оказалась в чате «Педиатры» и наблюдала за происходящей драмой. А наутро выдала на гора такое запугивающее обращение:

Ксения знает толк в контенте. Она не только основатель и главный редактор медицинского PR-агентства MadMedMedia, но и главный редактор «Хайтек.фм» и руководитель контентного отдела рекламного агентства «Апрель». Руководитель курса по контент-маркетингу в «Нетологии». Преподает в «Нетологии» и «Деловой среде» Сбербанка. Ранее занимала должность главного редактора «Нетологии» и директора по развитию «Фонтанки.ру». Писала для «Русской смерти» и «Таких дел». Имеет неоконченное высшее медицинское образование.

Как и рекомендует методичка ВОЗ, в тексте Ксении незамедлительно предложена однократная позиция, прививка как спасение от потери подсунута доверчивому читателю уже в третьей строчке и является лейтмотивом всего текста.

Хотя у Ксении всего 1800 подписчиков, запугивающее обращение моментально разлетелось по всему рунету. В первые пару часов 600-700 репостов. Другие её сообщения собирают от нуля до 10 репостов. Сколько стоит такая реклама на Facebook?

В комментариях многие с недоверием спрашивали место происходящего, а коллеги по цеху Ксении отвечали, что Беларусь, вероятно в надежде, что там никто не проверит.

Но они не ведают, что творят.

Во-первых, в Беларуси есть своя система пропаганды прививок и вакцинное лобби. Они тоже работают как рабы на галерах. Поэтому каждый случай смерти от менингита (даже если диагноз предварительный) там превращается в настоящую информационную канонаду и потом вспоминается годами. Ведь заболевание редкое (1 случай в год на 100 тыс. населения) и смертность не запредельная (5%). Пропагандистам и так не разгуляться на 1-2 детских смертях в год, приходится использовать и предварительные диагнозы, и смерти рядом со случаями менингита. А тут такой вкусный случай, 4-летний ребенок, молниеносная форма… Но нет, на фоне информационного взрыва в другой стране, тишина. Невероятно! Отметим также несостоятельность белорусских врачей, даже через 5 дней после смерти не определившихся с диагнозом. Далеко им до бригады Скорой помощи города Рупейки и еще дальше до телеграм-педиатров, ставящих диагнозы заочно, не зная даже температуры больного.

Во-вторых, в Беларуси никто не пользуется WhatsApp, т.е. он у многих есть, но в основном для зарубежных контактов. Все используют Viber и Telegram (больше молодежь). Чаты родителей в WhatsApp – это из области фантастики. Тут опять провал. Кстати, Ксения не включила пост Мамы погибшего о месте жительства в свои скрины. Случайно?

Теперь о странных никах участников чата из скринов автора запугивающего обращения.

Мать погибшего, Врач, Пациент, Пациент 2. (с точкой), Пациент 1 (без точки) и поставивший диагноз Пациент 3.

Так их обозвал тот, кто делал скрины (Ксения?). Но зачем? И откуда она узнала, кто врач, а кто пациент при одинаковых ответах? И если эти ники она присвоила постфактум, то почему сначала пациент 2., а потом пациент 1? Похоже на то, что эти ники распределены между аккаунтами заранее, чтобы автор постановки (Кения?) не запутался. А далее либо разные люди играли свои роли по сценарию, либо один человек (Ксения?) с разных гаджетов.

Под сообщением Суворовой разгорелись жаркие дебаты. Многие не поверили в фейковую смерть, даже среди сторонников прививок такие нашлись.

Однако в данный момент это совершенно не важно, ведь у Ксении всего 1800 подписчиков. Важен факт создания и распространения запугивающего обращения, а читать про это миллионы «клиентов» будут в сообщениях уважаемых врачей (от слова «врать») с их авторскими репликами и в деталях уже никто не будет копаться (ведь врачам нужно верить). Так мы подобрались к третьему этапу отвратительного кровавого пиара.

Впрочем, еще отметим, что данный вброс растиражировали не только пиарщики в соцсетях, а и кое-кто из жёлтой прессы. Тут даже огромная картинка с прививкой и кричащее запугивающее обращение в заголовке.

Но и здесь не без странностей. Google проиндексировал эту новость 12 февраля, до первых симптомов у малыша.

Означает ли это, что новость была создана заранее, а дата проставлена потом?

Третий Акт. Пропагандисты в белых халатах.

И вот мы на передовой. Здесь работают те, кто непосредственно влияет на умы непросвещенных масс. А массы им верят. Эти профессионалы тоже в нужное время в нужном месте. Как Ксения Суворова следила за неизвестным телеграм-чатом, так и врачи с десятками и сотнями тысяч подписчиков следили за малоизвестным аккаунтом Ксении. Поэтому мгновенно выплеснули её запугивающее обращение на головы своих подписчиков.

Некоторые включились с задержкой. Но даже дополнительного дня «не хватило» им, чтобы распознать фейк. Научный редактор, «разоблачитель мифов» и тот «не справился».

Комментарии уважаемых людей лаконичны, но все нужные мотивы в них отражены:

  1. Запугать родителей, побуждая их отнести своих детей на новые инъекции.
  2. Сформировать нужное общественное мнение и давление на власть для дальнейшего продвижения вакцин.
  3. Гавкнуть в сторону антипрививочников.

Разумеется, фейсбуком пиар не ограничился. Сергей Бутрий, например, имеет (многозначительно) 140 тыс. подписчиков в ВК.

Учитывая массу репостов, можно предположить, что количество жертв этого отвратительного кровавого пиара исчисляется миллионами.

Как же вышло, что такие проницательные профессионалы, разоблачающие книги, не читая их [1] [2], не смогли разоблачить примитивный фейк, который всё таки прочитали и разместили на своих страницах? Пользуясь лексикой Алексея Водовозова, либо они читают и думают жопой, либо просто работа такая, а жопа у них вместо сердца.

Цели. Результаты. Эффект.

Разумный человек должен задаться вопросом. Но зачем для подобной пиар-атаки выдумывать погибшего ребенка? Ведь такие атаки не происходят ежедневно (иначе психика доверчивых жертв просто не выдержит), а дети иногда действительно умирают от менингита. Почему бы пропагандистам по отработанной схеме не использовать реальные случаи? Давайте посмотрим, что происходило в эти дни в сфере вакцинации.

Через три дня после вброса. Мы предлагаем рассмотреть возможность расширения нацкалендаря, введя туда дополнительные прививки, – это от гемофильной инфекции для всех детей, не только из групп риска, от папилломовирусной, менингококковой, ветряной оспы и ротавирусной инфекции, – заявил заместитель министра здравоохранения РФ Сергей Краевой на парламентских слушаниях в Госдуме. В России идет работа по расширению национального календаря прививок.

Это своевременное заявление легло на обильно унавоженное пропагандистами общественное мнение, моментально разлетевшись по всем информационным каналам страны, от федеральных информагенств [1] [2] [3] до региональных новостных порталов [1] [2] и той самой жёлтой прессы.

На тех же парламентских слушаниях чиновники признались, что ожидают выделения дополнительно 27 млрд. руб.

Кроме того, в эти же дни рунет шумел по поводу беспрецедентного шага (беспрецедентного по самонеуважению) издательства АСТ, которое прогнулось под ультиматумом вакцинного лобби и без малейшего законного повода остановило продажи книги о прививках блогера Антона Амантонио. Весьма кстати пришёлся вброс о погибшем ребёнке с последующей мобилизацией сторонников вакцинации на священный поход против книги.

Таким образом, на разумный вопрос есть разумный ответ. Дети конечно иногда умирают от менингита, но весьма редко и не в нужное вакцинаторам время.

Произведенный на клиентов эффект описал сам Сергей Бутрий через день после вброса.

Каков оригинал! Не каждый сможет так напустить смраду и через минуту с видом только что вошедшего недоумевать: «Ну и воняет же тут у вас, однако!»

Результат? Все счастливы! Фарма получит прибыль, пиарщики и пропагандисты – заслуженные гонорары, чиновники – откаты, а радостные «просвещённые массы» понесут своих кровинушек на новые инъекции.

Как тут не вспомнить слова ещё одного известного пропагандиста прививок в белом халате.

Надо, Федя. Надо! И пугать, и манипулировать детскими смертями. Рекомендовано ВОЗ.

Постскриптум.

Менингит может быть результатом разных прививок и указан в перечне поствакцинальных осложнений. Поэтому в следующий раз, когда из каждого утюга вам будут кричать об умершем мальчике, поинтересуйтесь у крикунов, когда ребенку делалась последняя прививка. Скорее всего крик станет на полтона ниже или крикуны уйдут в астрал от неожиданности.

О менингите и вакцине от него можно почитать тут, а в будущем и на нашем сайте.

Дополнительные материалы.

Если слышите фразы «доказательная медицина», «научный журналист», «популяризация науки» и «развенчивать мифы» – бегите!

Вопрос. А как фигуранты дела (пиарщики, врачи, чиновники) согласовали свои шаги?

Ответ. Это должно установить следствие, которого не будет. Обычно на практике такие сценарии пишут и осуществляют локальные представительства фармкомпаний. Логично посмотреть чьи вакцины планируется ввести в календарь. Главы представительств (и руководители местных производителей) регулярно посещают чиновников Минздрава. На одной из встреч чиновник между делом может сообщить о предстоящих слушаниях в Госдуме и своей неуверенности в общественной поддержке. Глава представительства приезжает в свой офис, вызывает специалиста и они рисуют примерный сценарий. Специалист встречается с пиарщиками, оговаривают все детали и начинают в нужное время. Когда запугивающее обращение готово, специалист отправляет ссылку прикормленным пропагандистам в белых халатах, и те делают репосты со своими комментариями. Например так, ничего сложного.

Влияние пропаганды на неокрепшие и слабые умы.