COVID-19 – коронавирусная инфекция или отравление гуанидинами (ПГМГ)?

В 2006-2011 в Южной Корее множество людей пострадало от использования увлажнителей воздуха в своих домах. Производитель с приборами поставлял дезинфектант, содержащий полигексаметиленгуанидин (ПГМГ), который пользователи добавляли в воду для подавления роста микроорганизмов. При работе увлажнителей ПГМГ оказывался в воздухе и вдыхался обитателями домов. В результате погибли 58% пострадавших детей, а 53% взрослых погибли или нуждались в пересадке лёгких. Вскрытия и санитарно-эпидемиологические мероприятия, а также исследования на животных показали что причиной стало использование ПГМГ в увлажнителях воздуха.

После 10 лет исследований выяснилось, что с 1994 по 2011 год от дезинфектантов в увлажнителях воздуха пострадало 670000 корейцев, 550000 из них лечились, 14000 умерли.

Симптомы, диагностика, лечение.

В результате расследования и изучения корейских событий установлено, что ПГМГ при ингаляционном воздействии повреждает лёгкие, вызывая гибель клеток слизистой оболочки бронхиол, приводит к повреждению альвеол с сопутствующим облитерирующим бронхиолитом, часто со смертельным исходом как следствием необратимого обструктивного заболевания лёгких, при котором бронхиолы сжимаются и сужаются с фиброзом и/или воспалением. Развивается диффузное альвеолярное повреждение и острый респираторный диссресс-синдром (ОРДС), происходит повышение уровня цитокинов. Большинство жертв умерли от острой интерстициальной пневмонии (описание диагнозов в конце статьи).

Вдыхание ПГМГ вызвало одновременное разрушение тканей и воспаление, т.е. «идеальный шторм» в дыхательных путях людей, нанося ущерб потребителям, их детям и их семьям.

Жертвы отравления испытывали следующие симптомы: кашель, одышка и учащённое дыхание, температура. У пострадавших наблюдалось снижение уровня кислорода в крови, масштабное повреждение лёгочной ткани, «матовое стекло» на КТ, фиброзы. Проблемы с носом и цианоз (посинение из-за кислородного голодания) встречались одинаково часто – у четверти пациентов. [1] [2]

Бактерицидные (и токсические) свойства гуанидинов обусловлены разрушительным электрохимическим воздействием на оболочку клетки (клеточную мембрану). ПГМГ не только влияет на проницаемость клеточной мембраны, но и, что самое главное, механически повреждает клеточную мембрану, вызывая гибель клетки. ПГМГ сначала повреждает внешнюю мембрану (если она есть у клетки), и только при более высоких концентрациях повреждает и клеточную стенку. Поэтому наличие внешней мембраны повышает устойчивость некоторых бактерий к действию ПГМГ. Бактерии более чувствительны к ПГМГ, чем грибковая плесень. Клетки млекопитающих ещё более чувствительны к ПГМГ, а клетки лёгких (альвеоциты 1 типа) вообще крайне чувствительны к токсическим веществам, ведь их тонкие стенки и удлиненная форма созданы для эффективного газообмена. Так, для их повреждения нужна концентрация ПГМГ в 25-100 раз меньше, чем для грибков и в 100-2500 раз меньше, чем в дезсредствах для обработки кожи и мединструментов.

Вирусология утверждает, что коронавирусы (более 40 видов) были всегда и 4 из них ежегодно по разным оценкам вызывают у людей от 5% до 30% всех сезонных ОРВИ. Коронавирусная инфекция протекает с выраженным ринитом, лёгким недомоганием, нормальной температурой тела. У части больных возможен сухой кашель. Эта инфекция иногда характеризуется синдромом острого гастроэнтерита без катаральных симптомов. Продолжительность болезни – 5-7 дней. Специального лечения как правило не требует. После выздоровления человек снова чувствует себя здоровым и полным сил.

Коронавирусы – семейство РНК-содержащих вирусов. Распространены повсеместно, пиковый сезон заболеваемости – зима. Клинически инфекция проявляется в основном поражением верхних дыхательных путей, гораздо реже – бронхиолитом и пневмонией.

Из википедии: заболеваемость растёт зимой и ранней весной. В структуре ОРВИ госпитализированных больных коронавирусная инфекция составляет в среднем 12%. О широкой распространённости коронавирусов свидетельствуют специфичные антитела, выявленные у 80% людей. Коронавирус человека впервые был выделен в 1965 году от больных ОРВИ из носоглотки при остром рините, а в 1975 году из испражнений при детском энтероколите. В последующее время коронавирусы почти не привлекали внимание исследователей.
Потом якобы возникли 2 новых коронавируса SARS и MERS. По распространённой легенде один убил 700 человек по всему миру, второй 900 за 8 лет, и об этой страшной угрозе моментально узнало всё человечество (сравните это с 14000 жертв дезинфектантов для увлажнителей воздуха только в одной Корее, о которых никто не знает).

Хотя ковидом сейчас называют все ОРЗ (остальные вирусы очевидно сбежали с планеты), но «красные зоны» заполнены пациентами, которые испытывают типичные симптомы химического пневмонита, вызванного ингаляционным отравлением ПГМГ. Картину происходящего ещё полтора года назад описал академик Чучалин. Однако слова современных академиков приходится фильтровать через сито их предубеждений. В цитате мы зачеркнули то, что автор не видит, а додумывает.

Как видим, картина полностью соответствует тому, что происходит при ингаляционном отравлении ПГМГ. Чучалин даже назвал это химическим пневмонитом.

У COVID-19 и отравления полимерным гуанидином аналогично буквально всё: диагнозы (ОРДС и диффузное альвеолярное повреждение лёгких, организующая пневмония, облитерирующий бронхиолит), методы диагностики (КТ, измерение уровня кислорода), клиническая картина («матовое стекло», гипоксия, «цитокиновый шторм», фиброзы) и лечение (кислород, ИВЛ, стероиды, цитостатики, вазопрессоры, иммунодепрессанты).
Даже основная причина смерти та же – интерстициальная пневмония.

И ничего общего с коронавирусными инфекциями. «Новый коронавирус» почему-то пролетает через слизистую носа, горло, бронхи, не оседая на них, и сразу принимается за разрушение клеток в нижних отделах лёгких, причём в обеих долях. До «пандемии COVID-19» коронавирусы редко регистрировались как возбудители пневмонии, но «новый коронавирус» вызывает даже не пневмонию, а пневмонит [1] [2] [3]. Таким термином чаще всего называют не истинную пневмонию, которая вызываются вирусными или бактериологическими агентами, а химическое поражение лёгких при попадании в них каких-то химических веществ.

Вспомним, что в первый год эпидемии по всему миру запрещали вскрывать трупы под совсем абсурдным предлогом их опасности, как будто труп может накашлять на патологоанатома и заразить. Трупы больных гепатитом, сифилисом, СПИДом, бешенством вкрывать было можно. Напрашивается объяснение, что патологоанатомы, ещё не привыкшие к коронабесию, никак не констатировали бы гибель от коронавирусной инфекции при таком характере поражения тканей.

Главврач Красноярского краевого патологоанатомического бюро Сергей Бекузаров, Источник

Итак, до «пандемии коронавируса» у 80% населения были антитела к коронавирусам, но никто не слышал о пульсоксиметрах, матовом стекле, цитокиновом шторме, процентах поражения лёгких, антикоагулянтах, красных зонах, уровне кислорода в крови, лежании на животе, гепарине и прочих атрибутах «пандемии». Если «50-й» вид коронавируса так сильно отличается от остальных 49-ти и так похож на полимерные гуанидины, может его причислить к последним?

Резюме. Симптомы, диагностика и лечение COVID-19 соответствуют ингаляционному отравлению ПГМГ и совсем не соответствуют коронавирусным ОРВИ.

Ниже ещё несколько аналогий между отравлением ПГМГ в Корее и COVID-19. Чтобы не загромождать статью, источники, выдержки из них и дополнительная информация приведены в конце статьи, желающие могут более глубоко погрузиться в тему.

«Примечательной особенностью» событий в Корее стало то, что беременные составили большинство тяжёлых случаев.
Аналогично, беременные имеют повышенный риск тяжёлого течения COVID-19 и смерти от него [1] [2] [3] [4] [5] [6]

Уровень цитокинов IL-1β и IL-6 значительно повышался в лёгких крыс, подвергнутых воздействию аэрозольных частиц ПГМГ.
В десяти исследованиях был описан иммунологический ответ организма на SARS-CoV-2. Во всех было зафиксировано повышение уровня ИЛ-6 у пациентов с COVID-19. Многие исследования также выявили более высокий уровень ИЛ-6 среди пациентов с более тяжёлым (осложненным) течением заболевания.

Радиологические исследования пострадавших корейцев показывали «уникальное течение»: множественные очаговые уплотнения в нижней части обоих лёгких на ранней стадии и обширное помутнение в виде матового стекла, охватывающее все лёгкое без зонального преобладания, на более поздней стадии.
При типичном COVID-19 диагностируют двухстороннюю пневмонию в нижней части лёгких, а затем обнаруживают «матовое стекло» с большим процентом поражения лёгких, в т.ч. с вовлечением всей доли.

Есть однако и некоторые различия. Например, в Корее пострадало много детей. Впрочем, учитывая, что за полтора года ковид изрядно «помолодел», не исключено, что массовая гибель детей ещё впереди (иначе как заставить родителей их прививать?)

Эпидемиология.

Сейчас давайте рассмотрим как происходит распространение в популяции COVID-19 и заболеваний, вызванных коронавирусами и ПГМГ. Начнем с самых фундаментальных вопросов: существование болезнетворного агента вообще и пути его проникновения в организм человека.

Существует ли вирус SARS-CoV-2?
Этот вирус нигде никем никогда не был обнаружен в реальном мире. Ни в тканях поражённых людей, ни на поверхностях в среде их обитания. Ни производители тестов, ни производители вакцин не имели реального образца вируса.

Но разве это повод отказываться от производства такой хорошей вакцины? Можно как и все использовать китайскую виртуальную модель.

Все работы по «выделению» данного вируса, все «новые штаммы», «секвенированные геномы» и «фотографии» являются научным мошенничеством. Этот факт известен уже более полутора лет [1] [2]. Если вы считаете, что можете возразить, не стоит тратить время на дискуссии, получайте сразу свои законные полтора миллиона евро за доказательство существования вируса SARS-CoV-2. Но прежде желательно почитать хотя бы эту статью.
Второй аспект: вирус не токсин, он не может долго сохранять патогенность в отрыве от носителя. «Найти» его будущая жертва может только у другого, больного, человека. Так говорит официальная вирусология. А был ли научно доказан факт передачи ковида от человека к человеку? Тоже нет. На первом этапе «пандемии» ещё кое-где проводились некоторые эпидемиологические расследования, которые выявляли странные явления, опровергающие по сути вирусную природу заболевания. Подтверждённые больные контактировали с десятками и сотнями человек и никого не заражали. Или «феномен суперзаразителей», когда один человек в одно время в одном помещении якобы заражает десятки или сотни людей, а потом уходит из этого помещения и больше никого не заражает. Подобные факты превращают вирусную гипотезу в ахинею. Но если предположить, что в данных помещениях люди подверглись воздействию некого токсина и одновременно заболели, всё встаёт на свои места.
Отметим также, что проблема научного подтверждения передачи гриппоподобного вируса от человека к человеку не нова, а явление заражения до сих пор лишь предположение.

Что касается ПГМГ, то мы, люди, сами его производим. Поэтому сомневаться в его существовании не приходится. Но где мы можем встретить его в своей повседневной жизни?
С начала «пандемии коронавируса» – везде: в домах, в офисах, в лифтах, в подъездах, на производстве, на улице, в общественном транспорте, в аптеках, в поликлиниках, в больницах (особенно в «красных зонах»), в школах, в детских садах, на дорогах, в личных автомобилях, в магазинах, в учреждениях, в банях, в церквях и т.д. Присутствие ПГМГ повсеместно в нашей среде обитания обеспечивают и контролируют специально обученные люди. Как всегда, для нашей безопасности. Чистота от ПГМГ грозит штрафом или закрытием бизнеса. И это весьма странно. Ведь дезинфицирующие свойства гуанидинов обусловлены их разрушительным действием на клеточные мембраны. А у вирусов нет клеточных мембран, потому что вирус не клетка. Доказательства эффективности ПГМГ против вирусов очевидно там же, где доказательства существования SARS-CoV-2 – по ту сторону реальности.

ПГМГ содержится в большинстве используемых сейчас дезинфицирующих средств. Вот, например, ассортимент одного белорусского производителя (хотя в статье превалируют белорусские примеры, ситуация в других странах не лучше, скорее наоборот). Из 14 средств 12 содержат ПГМГ. Мощности рассчитаны на миллион литров дезинфектантов в год и почти столько же антисептиков и моющих средств. И таких предприятий много, в каждой стране. Разумеется, всё произведенное выливается и распыляется в нашу среду обитания. Ниже несколько типичных продуктов.

Другой белорусский производитель также выпускает дезсредства с гуанидинами. Несколько примеров.

Производитель утверждает, что полимерные бигуаниды (ПГМБ) практически безвредны. А в этом исследовании учёные доказали обратное (подробности ниже).

Вышеуказанные и другие средства активно используются в стационарах. Ими обрабатывают не только полы, стены и мебель ковидариев, но также постельное бельё пациентов, матрасы и подушки, чтобы лежащие на животах больные дышали полезными гуанидинами, а не смертельными вирусами из своих подушек. Неудивительно, что многим стало хуже именно в больницах, где и происходят все ковидные смерти.

Некоторые полимерные гуанидины сразу выпускаются в виде спрея.

У «Беласептики» из 5 спреев 4 содержат ПГМГ.

Есть продукты и для дезинфекции «окружающей среды».

Очевидно, подобными поливают наши улицы и тротуары.

Дезинфекция Минской кольцевой дороги
Дезинфицированная улица в Минске. Если хорошо присмотреться, можно увидеть трупы вирусов на асфальте.

Любой водитель знает, что над оживлённой мокрой дорогой (вроде МКАД) постоянно стоит взвесь, так как каждая проезжающая машина поднимает облако брызг и аэрозоля. Получается увлажнитель воздуха по-корейски для всех участников дорожного движения. А когда дорога высыхает, ПГМГ очевидно возвращается в кристаллическую форму (как и на подушках пациентов) и в виде микро- и наночастиц разносится в окружающей среде, продолжая тщательно дезинфицировать её для крепости нашего здоровья.

Особенно тщательно дезинфицируется проспект Победителей, по которому регулярно ездит А. Лукашенко. Чтобы не заболел, как накануне «революции намордников». Ведь распыления на себя дезинфектантов может оказаться недостаточно.

В России работа по дезинфекции окружающей среды поставлена на более высокий уровень. Ещё в начале 2020 г. были приняты все необходимые меры.

Роспотребнадзор одобрил применение дезинфицирующего средства «Трилокс» для обработки метрополитена: туннелей, пассажирских и административных помещений. «Трилокс» распыляют при помощи спецмашин по ночам, до эпидемии тоннели мыли обычной водой. Рабочие заливают раствор в цистерны объемом в 10-12 тонн. За ночь машины успевают обработать от 22 до 36 километров пути.

По словам мэра Москвы в дезинфекции окружающей среды заняты 70 тысяч человек и 4,5 тысячи единиц техники. Если Путин действительно выехал из отравленной Москвы в бункер с мощными фильтрами воздуха, то это умное решение.

Дезинфекция московских улиц

Дезинфицировать улицы само по себе безумие. Делать это против вируса средством, которое на вирус не влияет –  безумие в квадрате. А против несуществующего вируса – безумие в кубе. Когда безумия так много, и оно проявляется по всему миру, ищите злой умысел, помноженный на отличную организацию дела.

Но гораздо эффективнее дезинфицировать ПГМГ непосредственно воздух, минуя лишние звенья в виде поверхностей, белья и дорог. Как это делали корейцы посредством увлажнителей. Вот несколько инструкций к дезсредствам, где видно, что такие процедуры вполне законны и одобрены людьми, стоящими на страже нашего здоровья.

Омниацид

В России отсутствие доказательств дезинфекции систем вентиляции грозит закрытием бизнеса.

Но даже дезинфекция воздуха не предел эффективности. Можно ещё придумать такое лекарство (инновационную разработку), чтобы люди распыляли себе полезные гуанидины прямо в глотку. Наверное лечебный эффект многократно усилится, если сделать вдох в момент применения (убить коронавирус на месте преступления).

А ещё можно добавлять ПГМГ в водопроводную воду, как это давно практикуют в России. Есть даже обоснование целесообразности такой практики, как есть и её опровержение. По этому поводу была развернута нешуточная борьба. [1] [2] [3] Вероятно, приготовление пищи и принятие душа в домах с такой водой становятся опасными занятиями, а использование её в увлажнителях воздуха – прямым повторением печального корейского опыта.

Также ПГМГ может использоваться для обработки авиационных баков и как присадка в топливо. Он легко смешивается с нефтепродуктами, не изменяет их физико-химические и эксплуатационные характеристики. Возможно говорящие о химтрейлах не так уж неправы? В этом году повсеместно болеют деревья. Например, клёны во всей Восточной Европе поражены грибковым заболеванием, которое до сих пор встречалось лишь локально. Одни экологи объясняют это влажностью, другие сухостью, третьи переменчивостью погоды, как будто раньше погода не менялась. Очевидно, что-то нарушило баланс в природе, и мы знаем, что уничтожение бактерий часто ведёт к росту грибков, как и то, что бактерии более чувствительны к ПГМГ чем грибы.

Клёны во время «пандемии коронавируса»

Второй эпидемиологический аспект – распространение эпидемии в пространстве и времени.

Эпидемии коронавирусных инфекций (как и всех респираторных вирусов) продолжаются около месяца, после чего в популяции вырабатывается коллективный иммунитет, и распространение инфекций прекращается. История ещё не знала многолетней непреходящей эпидемии респираторного вируса. Это противоречит науке и является доказательством невирусной этиологии заболеваний.

При регулярном воздействии небольших доз ПГМГ на организм человека, заболевание может развиваться не сразу, а через месяцы или годы воздействия токсина. Этот довольно необычный факт обнаружили исследователи корейских событий. С чем связан такой временной лаг неясно.

Распределение пострадавших корейцев (доля в %, вертикальная шкала) в зависимости от лет (цветом) и месяцев (горизонтальная шкала), прошедших от начала регулярного воздействия ПГМГ до развития симптомов. Источник.

Видна и сезонность заболеваний (среди детей) из другого исследования.

Заболеваемость прекратилась только с устранением ПГМГ из среды обитания людей. А до этого картина эпидемии фактически совпадала с «волнами» непреходящего ковида (с поправкой на то, что увлажнителями пользовались в основном сезонно, а дезинфектанты разливаются круглый год). Так же как и в Корее, мы видим увеличение количества заболевших с увеличением продолжительности воздействия на людей ПГМГ.

Нам говорят, что новый коронавирус вдруг возник в летучей мыши или в лаборатории (кто в какую сказку поверит), перепрыгнул на человека и распространился за 2-3 месяца по всей планете. Тут небылицы в каждом слове. Начиная с того, что никто из первых пациентов никого больше не заразил, и заканчивая тем, что ни один вирус (не только респираторный) никогда в истории не распространялся по всей планете, такое невозможно. Причем развитие этой эпидемии больше всего зависит от политики. Например, при Президенте Магуфули в Танзании никакого ковида не было (если не считать заболевших папайю, перепела и козу), а сразу после его гибели появился.

Если же заболевания вызваны химическим токсином, и этот токсин применяют повсеместно, то такая картина распространения заболевания вполне возможна. Мы же помним, что рекомендации применения дезинфектантов появились у нас ещё до первых пациентов.

Далее, вспышки коронавирусных ОРВИ происходят зимой, а на химические токсины организм реагирует независимо от поры года. Ковидом люди тоже болеют круглый год.

Третий эпидемиологический аспект – иммунитет.

Любой респираторный вирус вызывает иммунный ответ в организме, и в первую очередь клеточный (Т-лимфоциты), а не гуморальный (антитела). Эта иммунная память потом долго работает, зачастую всю жизнь. Поэтому следующая встреча с таким же или подобным вирусом ничем не грозит организму. Помним, что у 80% популяции уже был иммунитет к коронавирусам. Но вдруг появляется ещё один коронавирус, на который не только не действует уже существовавший перекрёстный иммунитет, но и специфический у переболевших не вырабатывается. Люди почему-то болеют по несколько раз, многие второй раз тяжелее, и переболевших нужно прививать. Всё это противоречит вирусной науке.

Если организм подвергается воздействия химических токсинов, то он будет болеть много раз, пока будет находиться под таким воздействием. Иммунитет к химическим ядам не вырабатывается. Наоборот, существует понятие сенсибилизации, когда пострадавший организм становится более чувствительным и более восприимчивым к подобному яду в будущем. То что мы наблюдаем с ковидом полностью соответствует этой концепции. Недавно министр здравоохранения Украины заявил, что у переболевшего COVID-19 человека в 11 раз больше шансов заболеть снова. И конечно, это первый вирус в истории планеты, иммунитет к которому формирует вакцина, но не сам вирус (если верить всем этим клоунам). Так многое впервые.

Резюме. Эпидемиологические аспекты нового заболевания могут быть объяснены химической природой болезнетворного агента, но никак не вирусной.

Лабораторные эксперименты.

Оказывается, было изучено влияние полимерного гуанидина и вируса SARS-CoV-2 на одни и те же человеческие клетки. Давайте сравним реакцию клеток.

В описанном на сайте CDC исследовании были протестированы различные клеточные линии на восприимчивость к SARS-CoV-2 (давайте подыграем научным мошенникам и временно поверим, что такой вирус существует). Выяснилось, что чувствительными являются только клетки эпителия почки африканской зеленой мартышки (клеточные линии Vero). Вирусологи хорошо освоили убийство этих клеток голоданием, токсинами и антибиотиками с последующей выдачей такого убийства за выделение вируса. Поэтому «выделения» и «размножения» вирусов производятся в основном с помощью этих клеток. А клетки аденокарциномы человека (A549), клетки печени человека (HUH7.0) и клетки эмбриональных почек человека (HEK-293T) оказались нечувствительны к вирусу, при том, что «каждая клеточная линия была инокулирована многократными заражениями».

Ещё раз: клетки человека невосприимчивы к SARS-CoV-2! Все три исследованных вида. И клетки летучей мыши кстати тоже (EFK3B).

А вот результаты исследования влияния ПГМБ (который по мнению ЗАО «Беласептика» не токсичен) на те же нечувствительные к новому коронавирусу человеческие клетки. Клетки A549, подвергшиеся воздействию ПГМБ, показали снижение жизнеспособности, генерацию реактивных форм кислорода (ROS), секрецию воспалительных цитокинов и активацию ядерного фактора каппа B (NF-κB). Продукция IL-8, индуцированная ПГМБ, полностью подавлялась ингибитором NF-κB, но не акцептором ROS. Авторы пришли к выводу, что ПГМБ вызывает воспалительные реакции через сигнальный путь NF-κB.

И для сравнения выдержки из исследования COVID-19: «Ядерный фактор, усиливающий лёгкую каппа-цепь активированных В-клеток (NF-κB), является центральным путём, участвующим в воспалении, и, как было показано, его уровень в дозозависимой степени повышается в ответ на коронавирусы. NF-κB играет роль в синдроме цитокинового шторма, который связан с большей тяжестью симптомов COVID-19. Следовательно, при лечении COVID-19 следует учитывать терапевтические средства, снижающие путь NF-κB.» И далее: «Дексаметазон через ингибирование NF-κB пути является эффективным терапевтическим средством у тяжёлых и критических больных пациентов с COVID-19.»

Резюме. Лабораторные эксперименты опровергают патогенность вируса SARS-CoV-2 для клеток человека и показывают идентичность реакции этих клеток при COVID-19 и воздействии полимерных гуанидинов.

Итоги сравнений.

Ингаляционному отравлению ПГМГ присущи такие же симптомы как при COVID-19, такие же методы диагностики и такое же лечение. Эпидемиологическая картина тоже совпадает во всех аспектах: от распространения заболеваемости в пространстве и времени до ответа организма на перенесенное заболевание (сенсибилизация, а не иммунитет). В лабораторных экспериментах проявилась идентичность реакции клеток человека на гуанидин с происходящим при развитии COVID-19.

Симптоматика, диагностика и лечение коронавирусных инфекций не имеют ничего общего с COVID-19. Факт передачи этого заболевания от человека к человеку не подтвержден, сам вирус не обнаружен, а на то что этим вирусом называют учёные клетки человека не реагируют. Обязательный при коронавирусных инфекциях иммунитет не формируется, а ранее сформированный от ковида не защищает. Развитие эпидемии в пространстве и времени абсолютно иное. Повторимся, мы рассматриваем среднее и тяжёлое течение COVID-19 и понимаем, что этим именем сейчас называется практически любое недомогание (и даже отсутствие недомогания), в том числе грипп и все ОРВИ, включая коронавирусные.

Доказывает ли это, что вирус SARS-CoV-2 не может быть причиной заболеваний и пандемии? Да, однозначно, эту гипотезу (точнее дезинформацию) давно пора отбросить.

Доказывает ли это, что COVID-19 и пандемия вызвана ПГМГ? Нет, нельзя так сказать. В отличие от современных профессоров и академиков мы уважаем науку и понимаем, что такое научное доказательство. Необходимо тщательное эпидемиологическое расследование, и первым делом нужно проверить как вероятную причину гуанидины, в том числе в комбинации и взаимодействии с другими элементами и факторами.

А теперь неожиданный вопрос. Если вируса нет, зачем вас прививают?

С альтернативным мнением от нанятых глобальной мафией цензоров можно ознакомиться тут.

Аналитическая группа анонимных экспертов «Вокс Украина». Источник.

Дополнительная информация.

Молекулы ПГМГ нарушают целостность ци­топ­лазма­тичес­кой мембраны. На первом этапе наблюдается утечка молекул с низким мо­леку­ляр­ным весом, в первую очередь ионов калия (К+). Уже при бак­те­ри­ос­та­тичес­ких количествах ПГМГ из клетки уходит 40% со­дер­жа­щих­ся в клетках К+.
Полученные данные свидетельствуют о высокой частоте гипокалиемии у госпитализированных пациентов с пневмонией, вызванной COVID-19. У обследованных пациентов гипокалиемия была ассоциирована с большим процентом поражения легочной ткани и более высоким уровнем острофазовых показателей. Гипокалиемия была связана с более длительным пребыванием в больнице и в отделении интенсивной терапии.

Гуанидин используется в медицине. Согласно энциклопедии неврологических наук его следует применять с особой осторожностью из-за частого возникновения побочных эффектов, таких как угнетение костного мозга, почечный тубулярный ацидоз, хронический интерстициальный нефрит, сердечная аритмия, печеночная токсичность, дисфункция поджелудочной железы, периферические парестезии, атаксия, спутанность сознания и изменения настроения. В одной серии исследований желудочно-кишечные симптомы были наиболее распространенными побочными эффектами, наблюдавшимися в 50% случаев.

Важно принять во внимание, что под одним названием, например ПГМГ-ГХ, могут скрываться разные свойства. Например, варьируется молекулярная масса, степень полимеризации и др. Также в составе находятся неполимеризованные мономеры, тогда как в основной массе вещество представляет собой олигомеры с 2-4 звеньями (мономерными единицами) или больше. От всего этого, а также от концентрации, зависит токсичность, проникающая способность, всасываемость в ЖКТ и так далее. Например, некоторые исследования установили, что низкие концентрации лучше разрушают внешние мембраны клеток, а высокие – клеточные стенки. Изучению этих свойств посвящены многие исследования, авторы которых как правило приходят к выводу о необходимости дальнейших исследований. [1] [2]
А теперь представим, как происходит приёмка сырья (ПГМГ) производителями дезсредств, какие тесты делаются. Едва ли контролируется степень полимеризации или молекулярная масса. А как контролируются примеси? Ведь обычно в таких случаях найти возможно только то что ищешь. Мы понятия не имеем насколько вредно то, что вдыхаем и выливаем на себя каждый день.

Мошенническое ПЦР-тестирование является краеугольным камнем «пандемии». Наиболее весомые публичные удары по нему нанесли Президент Магуфули и Кэри Муллис (о ПЦР-тестировании на ВИЧ). Магуфули «умер от COVID-19». Кэри Муллис получил Нобелевскую премию за изобретение технологии ПЦР и говорил о её непригодности для диагностики. Умер накануне «пандемии коронавируса» в августе 2019 года от пневмонии, осложненной сердечной и дыхательной недостаточностью. Можно представить, что бы он сказал о начавшемся в 2020 г. ПЦР-беспределе.

Вспомним и эпидемию неизвестного заболевания среди вейперов в США в сентябре 2019 года. Те же симптомы и тот же ингаляционный путь поражения. Тоже не обнаружили никаких патогенов. Наводит на мысль, что параллельно с генеральной репетицией пандемии, которую готовили десятки лет, её организаторы провели последнее испытание своего «вируса».

2021-11-07

Источники.

Несколько последних лет осуществляется зачистка интернета, удаляется всё, от постов в соцсетях, до научных работ. Поэтому здесь мы сохранили в скринах, цитатах и pdf файлах то, что использовалось при написании статьи, в том числе недоступные общественности научные работы.

  1. Статья Википедии о ПГМГ, 10/2021 г., скрины: [1] [2]
  2. Ordinary living environment does not require air disinfection, 11/2020, скрины: [1] [2] [3], вебархив.
  3. Occupational and Environmental Bronchiolar Disorders, Kristin J. Cummings, MD, MPH and Kathleen Kreiss, MD, 05/2015 [pdf] – Описано несколько случаев химического пневмонита. «Эпидемиологическое исследование также привело к предотвращению необычного бронхиолярного заболевания, связанного с использованием дезинфицирующего средства для увлажнителей, которое недавно было описано среди детей и взрослых в Корее. Детские случаи заболевания были зарегистрированы в весеннее время с 2006 по 2011 год, а взрослые – весной 2011 года. Смертность среди детей составила 58% (80/138), а среди 17 взрослых 53% умерли или потребовалась трансплантация легких. Гистопатология имела признаки констриктивного бронхиолита и BOOP, но отличалась признаками острого повреждения, такими как некротизирующий бронхиолит и диффузное повреждение альвеол. Первоначальные гипотезы об этиологии включали новый инфекционный агент, пылевые бури и генетическое заболевание, но в конечном итоге они были исключены. Вместо этого, сезонность, кластеризация в семьях и возникновение многих случаев заболевания у женщин в околородовый период (которые, как считается, чаще остаются дома) заставили исследователей заподозрить воздействие окружающей среды в доме. Исследования методом случай-контроль показали, что использование дезинфицирующих средств для увлажнителей, которые первоначально продавались для очистки водяного бака увлажнителя, но вместо этого использовались населением как добавка к воде для подавления роста микроорганизмов, является независимым фактором риска заболевания как у детей, так и у взрослых. За 2 года после введения национального запрета на дезинфицирующие средства для увлажнителей воздуха не было выявлено ни одного нового случая заболевания, что является дополнительным доказательством причинно-следственной связи. Исследование in vivo конкретно указывало на аэрозольный полигексаметиленгуанидин, основной ингредиент дезинфицирующих средств для увлажнителей воздуха.»
  4. A cluster of lung injury associated with home humidifier use: clinical, radiological and pathological description of a new syndrome, Sang-Bum Hong и др., 01/2014 [pdf] – Описана клиническая картина и лечение 17-ти корейских пациентов. Раскрыты уникальные моменты в течении болезни и результатах исследований.
  5. Polyhexamethylene guanidine phosphate aerosol particles induce pulmonary inflammatory and fibrotic responses, Ha Ryong Kim и др., 03-2016 [pdf] – Выяснение токсикологической взаимосвязи между аэрозольными частицами ПГМГ и патологией лёгких. Воздействию гуанидина подвергались крысы и клетки лёгких человека. Несколько цитат: 1) «Бронхиолизация и плоскоклеточная метаплазия альвеолярных эпителиальных клеток, атрофия/некроз бронхиолярного эпителия, слизистая пробка в бронхиоле и застой/кровоизлияние также были выявлены в лёгких крыс, получавших аэрозольные частицы ПГМГ-фосфата. При окрашивании трихромом по Массону срезы лёгких показали повышенное накопление коллагена, а именно фиброзные изменения, особенно в утолщенных альвеолярных областях.» 2) «Регулирование цитокинов оценивали с помощью анализа ELISA, чтобы выяснить профибротические воспалительные реакции на ПГМГ-фосфат. Совместное культивирование клеток, подвергшихся воздействию ПГМГ-фосфата в течение 1, 6 и 24 часов, значительно повышало уровни TNF-α, IL-6, IL-8 и TGF-β. Уровень TNF-α, который был самым низким среди цитокинов, показал небольшую разницу между концентрациями и количеством TNF-α. Уровни IL-6 и IL-8 значительно увеличивались в зависимости от дозы ПГМГ-фосфата (фиг. 9b, c). ПГМГ-фосфат секретировал TGF-β значительно при относительно более низких концентрациях по сравнению с секрецией других цитокинов. Чем дольше время воздействия ПГМГ, тем выше уровни TNF-α, IL-6, IL-8 и TGF-β.» 3) «В заключение, аэрозольные частицы ПГМГ-фосфата вызывали воспаление лёгких и фиброз, включая увеличение воспалительных цитокинов и мРНК фибронектина, а также гистопатологические изменения у крыс. Все особенности фиброгенеза аэрозольными частицами ПГМГ-фосфата очень напоминали патологию фиброза, о которой сообщалось в эпидемиологических исследованиях использования увлажнителей с дезинфицирующим средством. Более того, ПГМГ-фосфат запускал генерацию активных форм кислорода (АФК), повреждение барьера дыхательных путей и воспалительные реакции в модели совместного острого повреждения лёгких. Наконец, мы ожидали, что ПГМГ-фосфат, проникший в лёгкие в виде аэрозольных частиц, вызовет повреждение барьера дыхательных путей через АФК, высвободит фиброзные воспалительные цитокины и вызовет ранозаживляющий эффект, что приведет к фиброзу лёгких. Одновременное состояние разрушения тканей и воспаления, вызванное ПГМГ-фосфатом, вызвало «идеальный шторм» в дыхательных путях человека, нанося ущерб потребителям, их детям и их семьям.»
  6. Humidifier disinfectant-associated children’s interstitial lung disease, Kyung Won Kim и др., 01/2014 [pdf] – «Большинству пациентов (88,4%) требовалась поддержка кислорода, более половины (56,5%) имели вентиляционную поддержку, потому что их соотношение PaO2/FIO2 было меньше 200. Большинство пациентов получали противовоспалительную терапию, включая глюкокортикоиды и другие иммуномодулирующие препараты, такие как гидроксихлорохин или циклофосфамид. Лечение антибиотиками, противовирусными или противовоспалительными препаратами большинству пациентов не помогло. Уровень смертности не коррелировал с тяжестью повреждения лёгких при поступлении.»
  7. The effect of polyhexamethylene guanidine hydrochloride (PHMG) derivatives introduced into polylactide (PLA) on the activity of bacterial enzymes, Maciej Walczak и др., 2014 [pdf] – Ряд исследований показывает, что бактерицидная активность ПГМГ связана с повреждением клеточной мембраны. ПГМГ не только влияет на проницаемость клеточной мембраны, но и, что самое главное, механически повреждает клеточную мембрану, вызывая утечку содержимого клетки во внешнюю среду и последующую гибель клетки. Кроме того, сила действия ПГМГ зависит от его концентрации, времени воздействия и размера бактериального инокулята. ПГМГ сначала повреждает внешнюю мембрану (если она есть у бактерии), и только при более высоких концентрациях повреждает и клеточную стенку. Это наблюдение позволяет предположить, что наличие внешней мембраны повышает устойчивость некоторых бактериальных клеток к действию ПГМГ. Эти результаты согласуются с нашими наблюдениями, указывающими на сильную корреляцию между концентрацией производных ПГМГ и их бактерицидной активностью, и объясняют более сильный бактерицидный эффект на S. aureus (у которого нет внешней мембраны), чем на E. coli (у которой есть внешняя мембрана).
  8. Humidifier disinfectant disaster: what is knownand what needs to be clarified, Sungkyoon Kim, Domyung Paek, 2016 [pdf].
  9. Современные дезинфицирующие средства, Emilia Ţîmbalari, 2012 – «Бактерицидные свойства гуанидиновых веществ обусловлены разрушительным электрохимическим воздействием на клеточную оболочку, которая играет роль молекулярного фильтра, защищающего цитоплазматическую мембрану от разрушающих токсинов. Резкое электростатическое притяжение катионного ПГМГ и отрицательно заряженной бактериальной клетки является фактором неизбежного контакта. Вследствие своих электрохимических свойств, контактируя с поверхностью клеточной оболочки, молекулы ПГМГ вызывают отток компонентов, обеспечивающих целостность клеточной мембраны. Образуются бреши, через которые остаточные количества ПГМГ проникают глубже и нарушают целостность цитоплазматической мембраны. На первом этапе наблюдается утечка молекул с низким молекулярным весом, в первую очередь ионов калия, потом, с увеличением концентрации ПГМГ происходит утечка молекул с большим молекулярным весом – нуклеотидов. Тогда клетка становится необратимо повреждённой. Поликатионные соединения проходят через клеточную мембрану внутрь клетки, блокируя воспроизводящую способность нуклеиновой кислоты и белков, а так же ферментную дыхательную систему и угнетают развитие микроорганизма.»
  10. ОРДС COVID-19: клинические особенности и отличия от «обычных» прехронических ОРДС. Оригинал, Peter G Gibson, Ling Qin and Ser Puah, 04/2020.
  11. Клиническая и лабораторная диагностика коронавирусной инфекции COVID-19, Пивовар О.И., лекция.
  12. Констриктивный бронхиолит (он же облитерирующий бронхиолит) – тяжёлое респираторное заболевание, обусловленное стойкой прогрессирующей воспалительной и/или фиброзной обструкцией бронхиол. Клинически представлен стойкой воспалительной фиброзирующей обструкцией дыхательных путей, что проявляется одышкой и сухим кашлем. Симптоматика может нарастать постепенно или манифестировать остро. На компьютерной томографии высокого разрешения демонстрирует картину «матового стекла» мозаичного типа, которая может наблюдаться при инфильтративных (воспалительных, геморрагических и др.) изменениях лёгочной ткани, при неравномерной перфузии лёгких из-за хронической патологии лёгочных артерий (например, при хронической тромбоэмболии).
  13. BOOP (Криптогенная организующая пневмония). Клинические признаки и радиологические изображения напоминают инфекционную пневмонию. Однако диагноз подозревается, если нет ответа на несколько антибиотиков , а посевы крови и мокроты отрицательны на микроорганизмы. Относится к неразрешённой пневмонии (при которой альвеолярный экссудат сохраняется и в конечном итоге подвергается фиброзу), при которой фиброзная ткань образуется в альвеолах. Фаза разрешения и/или ремоделирования после бактериальных инфекций обычно называется организационной пневмонией, как клинически, так и патологически. Классическим проявлением является развитие неспецифических системных (например, лихорадка, озноб, ночная потливость, усталость, потеря веса) и респираторные (например, затрудненное дыхание, кашель) симптомы, связанные с наполнением альвеол лёгких, которые видны на рентгеновском снимке грудной клетки. Эта картина обычно настолько наводит на мысль об инфекции, что большинство пациентов прошли хотя бы один неудачный курс антибиотиков к моменту постановки истинного диагноза. Заболевание, похожее на грипп, с кашлем, лихорадкой, чувством болезни (недомогания), усталостью и потерей веса предвещает начало примерно у 40% пациентов. Тесты функции лёгких обычно показывают, что количество воздуха, которое могут удерживать лёгкие, ниже нормы. Количество кислорода в крови часто бывает низким в состоянии покоя и еще ниже при физических нагрузках. а на компьютерной томографии высокого разрешения консолидация воздушного пространства с воздушными бронхограммами присутствует более чем у 90% пациентов, часто с преобладанием нижней зоны. Субплевральное или перибронхиолярное распределение отмечается до 50% пациентов. Внешний вид матового стекла или мутные помутнения, связанные с консолидацией, обнаруживаются у большинства пациентов. Основная терапия при КОП – пероральные глюкокортикоиды. Длительность терапии от 6 месяцев до года. Начинают терапию с преднизолона в дозе 0,75 мг/кг/с. Улучшение состояния наступает уже через 7 дней после начала терапии. При плохом ответе на терапию стероидами назначают цитостатики, как альтернативный способ лечения КОП. Выявляются хорошо различимые, сухие потрескивания на вдохе (хрипы по типу «треск целлофана»). Сравните: при каждом вдохе твои легкие хрустят, как будто кто-то мнет бумагу или пакет.
  14. External peer review of the RTPCR test to detect SARS-CoV-2 reveals 10 major scientific flaws at the molecular and methodological level: consequences for false positive results. 22 учёных разгромили работу Дростена (изобретателя ПЦР-тестов на ковид) и описали её 10 фатальных ошибок. Рекомендованные ВОЗ ПЦР-тесты на COVID-19 разработаны и валидированы Кристианом Дростеном на основании китайской теоретической модели вируса, а также с использованием другого коронавируса. Вирус SARS-CoV-2 не был выделен, а его РНК не была изолирована. ПЦР-тесты на COVID-19 бессмысленны.
  15. In vitro inflammatory effects of polyhexamethylene biguanide through NF-κB activation in A549 cells, Ha RyongKim и др., 02/2017 [pdf] – Клетки человека A549, подвергшиеся воздействию ПГМБ, показали снижение жизнеспособности, генерацию реактивных форм кислорода (ROS), секрецию воспалительных цитокинов и активацию ядерного фактора каппа B (NF-κB). Продукция IL-8, индуцированная ПГМБ, полностью подавлялась ингибитором NF-κB, но не акцептором ROS. В заключение мы предполагаем, что ПГМБ вызывает воспалительные реакции через сигнальный путь NF-κB.
  16. Рекомендации Роспотребнадзора по профилактике новой коронавирусной инфекции для использования в работе (февраль-апрель 2020 г.)
  17. Роспотребнадзор. О результатах мониторинга соблюдения санитарно-эпидемиологических требований на объектах торговли и общественного питания с 18 по 24 октября 2021 года [скрин]
  18. Инструкции к некоторым дезсредствам: Дуацид, Омниацид, Беладез, Оскидез-Р, Трилокс.
  19. Гигиенические и санитарно-технические аспекты применения в водопроводной практике реагентов на основе ПГМГ-ГХ, Плитман С.И. и др., 2016 – «Многолетний опыт работы МУП «Водоканал» г. Череповца с использованием реагентов на основе ПГМГ-ГХ свидетельствуют об эффективности их применения в процессе очистки воды.»
  20. Признаки недопустимости применения полигексаметилгуанидина вместо хлора в системах питьевого водоснабжения. По документам из Интернета с пояснениями в формате диалога. Ю. А. Ищенко, 06/2016. Короткий формат.
  21. Surface coating on aluminum substrate with polymeric guanidine derivative to protect jet fuel tanks from microbial contamination, JieZhang и др., 09/2021 [pdf]Алюминий с покрытием ПГМГ-СС был оценен в качестве внутренней поверхности баков для реактивного топлива для защиты реактивного топлива, и результаты эксперимента показали, что алюминий с покрытием ПГМГ-СС достиг более чем 99,9999% (6 log) снижения количества жизнеспособных микроорганизмов в смешанной суспензии Escherichia coli, Staphylococcus aureus, Bacillus subtilis и Yarrowia lipolytica в течение 30 минут. Результаты данной работы представляют собой универсальный подход к созданию антимикробного барьера для защиты реактивного топлива от микробного загрязнения, и такой подход также заслуживает широкого применения для обработки других поверхностей.
  22. Severe Acute Respiratory Syndrome Coronavirus 2 from Patient with Coronavirus Disease, United States, Jennifer Harcourt и др., 06/2020 [pdf] – Мы исследовали способность SARS-CoV-2 инфицировать и реплицироваться в нескольких общих линиях клеток приматов и человека, включая клетки аденокарциномы человека (A549), клетки печени человека (HUH7.0) и клетки эмбриональной почки человека (HEK- 293T), в дополнение к клеткам Vero E6 и Vero CCL81. Мы также исследовали доступную линию клеток почек большой коричневой летучей мыши (EFK3B) на репликационную способность SARS-CoV-2. Каждую клеточную линию инокулировали при высокой множественности инфекции и исследовали через 24 часа после инфицирования. CPE не наблюдалось ни в одной из клеточных линий, за исключением клеток Vero, которые выросли до >107 БОЕ через 24 часа после инфицирования. Напротив, клетки HUH7.0 и 293T показали лишь умеренную вирусную репликацию, а клетки A549 были несовместимы с инфекцией SARS-CoV-2.
  23. The Effect of COVID-19 on NF-κB and Neurological Manifestations of Disease, Don A. Davies и др., 06/2021 [pdf] – Ядерный фактор, усиливающий лёгкую каппа-цепь активированных В-клеток (NF-κB), является центральным путём, участвующим в воспалении, и, как было показано, его уровень в дозозависимой степени повышается в ответ на коронавирусы. NF-κB играет роль в синдроме цитокинового шторма, который связан с большей тяжестью симптомов COVID-19. Следовательно, при лечении COVID-19 следует учитывать терапевтические средства, снижающие путь NF-κB. Дексаметазон через ингибирование NF-κB пути является эффективным терапевтическим средством у тяжёлых и критических больных пациентов с COVID-19.
  24. Properties of Polyhexamethylene Guanidine (PHMG) Associated with Fatal Lung Injury in Korea, Dong-Uk Park и др., 06/2020 [pdf] – Изучение параметров и свойств ПГМГ.
  25. MALDI-TOF Analysis of Polyhexamethylene Guanidine (PHMG) Oligomers Used as a Commercial Antibacterial Humidifier Disinfectant, Hwang, Hyo Jin и др., 02/2013 [pdf] – О проблемах анализа полимерных гуанидинов.